Итоги сентября и перспективы на 2011 год (А. Ярошенко)

К сожалению, к концу сентября стало ясно, что представления руководителей страны о масштабах и причинах пожарной катастрофы в корне неверны, и потому меры, которые предполагается принять по ее итогам, не смогут предотвратить катастрофические лесные пожары в будущем.

Многие высокопоставленные должностные лица склонны списывать пожарную катастрофу исключительно на стихию - небывалую жару и засуху. Факты говорят о другом - в сентябре, когда небывалая жара ушла, пожары продолжились, опять со сгоревшими деревнями и человеческими жертвами. Да и начались катастрофические пожары задолго до установления летней жары - еще весной (просто заинтересованным органам власти удалось информацию об этих пожарах в основном скрыть). Поэтому списание пожарной катастрофы на природу - это всего лишь попытка должностных лиц, ответственных за охрану лесов от пожаров, уйти от личной ответственности.

Назначение нового руководителя Рослесхоза продолжило печальную традицию, сложившуюся в нулевые годы - не допускать к руководству лесного хозяйства специалистов, понимающих, что происходит, и способных проводить грамотную лесную политику. Новый руководитель Рослесхоза - столь же далекий от лесного хозяйства человек, как и двое его предшественников. Более того - в сентябре, уже при новом руководителе, возобновился уход профессионалов из системы Рослесхоза. Сентябрь почти убил надежду на значительные перемены к лучшему в руководстве Федерального агентства лесного хозяйства.

Проект федерального бюджета на следующий год не оставил надежды на то, что в лесах будет восстановлена государственная лесная охрана - на ее работу просто не закладывается денег. Финансирование лесного хозяйства предполагается увеличить в полтора раза (до 30,7 млрд. рублей), но при этом регионы на свою повседневную работу по управлению лесами получат почти столько же денег, сколько в 2010 году, с добавками лишь на ликвидацию последствий пожаров и ураганов. Дополнительные деньги на новое пожарное оборудование предполагается выделить на условиях "софинансирования" - а это означает, что в результате бюрократических процедур новое оборудование будет получено слишком поздно, скорее всего, лишь к середине или даже концу пожарного сезона.

Скудная информация о готовящихся поправках к Лесному кодексу, просачивающаяся из Рослесхоза и Государственной Думы, говорит о том, что эти поправки будут носить в основном косметический характер и не затронут концептуальную основу кодекса. Лесная охрана если и будет восстановлена, то лишь формально, путем "навешивания" дополнительных обязанностей на немногочисленных работников органов управления лесами. Людей в лесах от этого не прибавится, а немногочисленные оставшиеся работники лесничеств и лесопарков, на три четверти загруженные "бумагописанием", охранять леса явно не смогут. Формальное возложение на них обязанностей по охране лесов лишь увеличит объемы отраслевой отчетности, и тем самым еще сократит время, остающееся у лесничих и их помощников на живую работу в лесу.

Более того - сентябрь 2010 года показал, что виновными в лесных пожарах могут быть назначены как раз те люди, которые приложили максимум усилий к их предотвращению и тушению - работники лесохозяйственных организаций, заповедников, национальных парков. На работников МЧС по итогам пожарного сезона пролился буквально дождь наград и поощрений - а работникам леса, потушившим более 90% всех пожаров и спасшим от огня огромное количество деревень и поселков, остается лишь надеяться на то, что их "хотя бы не накажут". На некоторых работников лесного хозяйства и особо охраняемых природных территорий, сделавших все возможное для охраны лесов от пожаров, несмотря на это, заводятся уголовные дела в связи с якобы проявленной халатностью. Возбуждается пугающее количество административных дел в связи с невыполнением в срок тех или иных формальностей (которые было невозможно выполнить - люди были почти круглосуточно заняты тушением пожаров). При таком отношении государства к работникам леса к лету 2011 года может просто не остаться людей, способных и готовых тушить лесные пожары.

В целом сентябрь показал, что должных выводов по итогам пожарного сезона 2010 года руководителями государства не сделано и необходимых мер по исправлению ситуации не принято. Даже если эти выводы будут сделаны позже и необходимые меры все-таки будут приняты - они, скорее всего, уже не успеют привести к желаемым результатам к началу пожарного сезона следующего года. Государственная машина очень медлительна и неповоротлива - если подготовка к следующему сезону лесных пожаров начинается с ошибок, оставшихся шести месяцев может просто не хватить для реализации хотя бы минимально необходимых правильных решений.

Предварительная оценка ситуации в лесах по итогам засушливого лета также неутешительна: в результате пожаров, ураганов и вспышек численности насекомых-вредителей в лесах густонаселенных районов Европейской России накопились огромные объемы мертвой древесины, представляющие чрезвычайную пожарную опасность. Из-за бюрократических препятствий, связанных с новым лесным законодательством, и разрухи в лесном хозяйстве расчистить большинство заваленных мертвой древесиной участков за год невозможно. Уже сейчас ясно, что относительно благоприятный для разборки горелой и ветровальной древесины сезон (до выпадения снега) будет в основном упущен.

Таким образом, уже сейчас можно сделать однозначный вывод: к началу пожарного сезона следующего года страна окажется еще менее готовой, и, если лето окажется хотя бы относительно сухим и жарким - нас, скорее всего, ждет повторение пожарной катастрофы. Если же лето будет примерно таким же жарким и сухим, как в 2010 году - пожарная катастрофа в лесах неизбежно окажется еще более масштабной.

Уже сейчас надо начинать к этому готовиться, и попытаться силами всех здравомыслящих людей максимально снизить риск от лесных пожаров следующего года, предотвратить гибель новых деревень и поселков и жертвы среди населения.

29 сентября 2010 года

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России

Joomla25 Appliance - Powered by TurnKey Linux